Приложение 4

 

ПИОНЕРЫ ПОДЗЕМНОЙ ГАЗИФИКАЦИИ

 

(Сокращённое воспроизведение одноименной брошюры, изданной Ростиздатом в Ростове-на-Дону в 1939г.)

 

   Примечания: 1) Брошюра подписана в печать 26.04.1939. 2) Формат 58х83 1/32, тираж 10000, ц. 20 коп. 3) Художник С.И. Гинц. 4) Автор не указан.

___________

 

   Намечая великие работы третьей пятилетки т. Каганович говорил на XVIII съезде ВКП(б): «Особое внимание уделяется подземной газификации угля, вызывающей, по выражению Ленина, «переворот в промышленности».

   Товарищ Сталин сейчас уделяет этому делу особое внимание.

   Сущность подземной газификации заключается в превращении энергии угля в энергию горючих газов непосредственно в естественных условиях залегания угольного пласта. По падению угольного пласта проходятся с поверхности две или несколько скважин, которые соединяются между собою горизонтальной выработкой. В одну из скважин подаётся дутьё (воздух, пар, парокислородная смесь и др.), которое проходя вдоль зажжённого угольного пласта (огневой забой), превращается в горючий газ, выходящий через соседнюю скважину. Газы, получаемые при подземной газификации угля, могут быть использованы: а) для энергетических целей, как газообразное топливо, в том числе и для газовых автомобилей и газомоторов; б) для технологических целей, как сырьё для химической промышленности.

 

   Капитализм не мог освоить подземной газификации в силу раздирающих его противоречий. Это оказалось под силу только нам. Проблема подземной газификации у нас разрешена и практически освоена на Горловской опытной станции, молодые, талантливые строители которой награждены Правительством.

   Подземная газификация – это замечательное дело. Необходимо подземную газификацию, избавляющую людей от самого тяжёлого труда под землёй, превратить из опытного дела в промышленную отрасль. Ряд районов получит дешёвое топливо. Москва будет, например, иметь газ из подмосковных углей, который мы будем подавать в Москву по трубам вместо того, чтобы завозить в Москву издалека уголь».

 

    О людях, геройски потрудившихся над практическим осуществлением подземной газификации, людях, тепло отмеченных т. Кагановичем на XVIII съезде ВКП(б), хорошо рассказала «Комсомольская правда» (№ 267, очерк И. Жиги). Вот этот рассказ:

 

   «Знаменитый русский учёный Дмитрий Иванович Менделеев пятьдесят лет тому назад мечтал: «Настанет, вероятно, со временем даже такая эпоха, что уголь из земли вынимать не будут, а там, в земле, его сумеют превращать в горючие газы и их по трубам будут распределять на дальние расстояния».

   Эта великая революционная и смелая мысль будоражила умы передовых учёных. Опыты крупнейшего английского учёного Рамсея были известны Владимиру Ильичу Ленину. 25 лет назад в статье «Одна из великих побед техники» Владимир Ильич гениально оценил идею подземной газификации угля как гигантскую техническую революцию, огромный переворот в промышленности. В этой статье Ильич особенно подчёркивал, что подземная газификация угля при социализме освободит труд миллионов горнорабочих, сбережёт громадную массу человеческого труда, превратит грязные, отвратительные мастерские в светлые, достойные человека, лаборатории.

 

   Время сбыться этому гениальному предвидению пришло только в наши дни. Претворяя в жизнь прямые указания Владимира Ильича Ленина, молодые советские учёные, инженеры-комсомольцы сейчас уже открыли способ газификации угля под землёй и осваивают его.

   Замечательна история этой победы советской техники.

 

   По инициативе товарища Сталина в 1931 году ЦК ВКП(б) созвал совещание специалистов. Им предстояло выяснить возможность постановки первых опытов подземной газификации угля. Научной основой для таких опытов могли служить высказывания Д.И. Менделеева и Рамсея.

   Товарищ Сталин предложил уже тогда широко развернуть работы. По его указанию для постоянного наблюдения за новым делом была образована правительственная комиссия. В том же году в Лисичанске (Донбасс), Подмосковном бассейне, Шахтинском районе (Северный Кавказ) и в Ленинске-Кузнецке (Кузбасс) начались опыты.

   Через два года товарищ Сталин потребовал отчёта о ходе этих работ. Проделанные опыты ещё не принесли желаемых результатов. Товарищ Сталин предложил хозяйственникам повести опыты в более широком масштабе, увеличить отпущенные для этого средства, а для практического руководства работами создать специальный оперативный орган. Так возникла «Всесоюзная экспериментальная контора по изысканию, проектированию и строительству опытных шахт», впоследствии реорганизованная в трест «Подземгаз».

 

   Первые опыты прошли неудачно. Был объявлен конкурс на изыскание новых методов подземной газификации углей. Условия конкурса и результаты начальных опытов сообщались каждому, желающему участвовать в научно-техническом соревновании.

 

   Сын рабочего, 20-летний комсомолец, студент Донецкого углехимического института, Пётр Владимирович Скафа решил испытать свои силы. Он прочёл всю литературу по подземной газификации, тщательно изучил результаты первых опытов и обратил внимание на существенный пробел: опыты проводились в отрыве от химии, как науки.

   Горную науку надо дополнить химией! Кому же, как не ему, химику-технологу, попробовать это сделать?

   Что показали опыты на шахтах? Пробовался «взрывной» метод – он не дал желательных результатов. Был метод «магазинирования» угля под землёй – тоже ничего не получилось. Пытались вдувать воздух в поле горения угля. При этом получали газ, но низкой калорийности, непригодный для промышленного использования. А что, если вдуваемый воздух обогатить кислородом? Кислород даст высокую температуру горения, что неизбежно повысит калорийность газа. Вот где решение проблемы! Вот чем химия дополнит горную науку!

 

   Такова была научная догадка Скафы. Она подсказала конструкцию предполагаемой шахты – идея приобрела ясные очертания. Оставалось проверить идею на опыте. Скафа обратился к своим товарищам по институту Василию Матвееву и Дмитрию Филиппову с предложением поработать вместе над осуществлением идеи подземной газификации.

   Матвеев – химик, Филиппов – горный инженер. Они вместе учились, вместе блестяще защитили дипломные работы и перешли в аспирантуру. Матвеев – комсомолец, бывший подмастерье, Филиппов – шахтёр, партизан, коммунист. Все трое – химик-технолог, химик-аналитик и горный инженер – задушевные друзья… И вот втроём они принялись разрабатывать новый смелый революционный метод.

   Первые результаты коллективного труда надо было проверить на опыте. В работу включились товарищи по институту: Немировский, Гаркуша, Крючков, Берёзкин, Брозин и несколько студентов последнего курса. Они сообща доставали уголь, глину, кислород, добывали необходимое оборудование.

   Когда во дворе института построили опытную камеру, зажгли в ней уголь и пустили кислород, начались взрывы. Работавшие у камеры панически разбежались. Тогда Скафа решительно сел на камеру и приказал продолжать вдувание кислорода.

   Многие боялись, что он взлетит на воздух вместе со своей камерой. Но взрывы прекратились. Под действием кислорода уголь горел нормально, выделяя газ, вполне пригодный для промышленного использования.

   Опыт удался. Победа!

 

   Скафа, Матвеев и Филиппов приступили к разработке технического проекта экспериментальной шахты, чтобы провести этот же опыт в естественных условиях – под землёй. Они хотели принести XVII съезду партии свой комсомольский подарок.

   С готовым проектом в руках молодые инженеры отправились в Москву. Руководители треста «Подземгаз» встретили их в штыки:

   - Мальчишки! – заявили они.

   В тресте проект был отвергнут «как ненаучный». Скафа, Матвеев и Филиппов потребовали академической экспертизы и добились этого. Они поехали в Ленинград, в Академию наук СССР. Академическая комиссия признала проект научно обоснованным. Врагам народа, окопавшимся в ту пору в тресте «Подземгаз» и стремившимся сорвать разрешение задачи подземной газификации углей, ничего не оставалось, как согласиться на производство опытов.

 

   Была построена шахта, и 5 февраля 1935 года её зажгли. Шахта проработала пятнадцать месяцев. На этой шахте получили газ, пригодный не только для сжигания, но и для химической переработки в аммиак и жидкое топливо. Эта шахта дала миллионы кубометров газа. Была полностью доказана возможность промышленного использования газа, добытого непосредственно из-под земли. Там же, в Горловке, на основе этого опыта была выстроена и пущена полупромышленная станция. Она впервые в мире даёт промышленный газ и дала его уже миллионы кубометров.

 

   Ознакомившись непосредственно на месте с работой Горловской станции подземной газификации угля, Лазарь Моисеевич Каганович выдвинул задачу – в ближайшие же годы создать серьёзную промышленность подземной газификации углей и дать стране миллионы тонн топлива в виде газа.

 

   Скоро в Москве в Наркомтяжпроме созвали первое научно-техническое совещание по подземной газификации углей. На совещание съехались академики, инженеры, стахановцы новой уже возникшей отрасли промышленности. В работе совещания деятельное участие принимал Л.М. Каганович.

   Из области дерзких мечтаний дело перешло к живой практике. Докладчики, выступавшие в прениях, говорили о работе опытных и промышленных станций, о «детских болезнях» подземной газификации, разбирали вопросы подготовки и эксплоатации огневых забоев, интересовались вопросами глубокого бурения, энергетического использования газа, контроля и автоматики управления огневым процессом. Осуществление смелой технической идеи потребовало дальнейшего новаторства в технике. И вот на совещании уже разбирается вопрос о создании и использовании газовой турбины.

   На совещании выступил Л.М. Каганович. Он говорил о конкретном опыте Горловской станции, который является решающим для определения перспектив подземной газификации. Главный инженер этой станции – П.В. Скафа. Товарищ Л.М. Каганович говорил, что в настоящее время подземной газификацией разрешена задача ликвидации забоев. Промышленную газификацию, основную на ликвидации забоев, мы можем внедрить уже в широких размерах. Дальнейшая задача – переход к бесшахтному способу и ликвидации проходки ствола, квершлага, штрека.

*

   В Донбассе, возле города Лисичанска, строится первая в мире промышленная станция «Подземгаз». Её производственная мощность огромна. В год она будет газифицировать под землёй сотни тысяч тонн угля. Это – годовая добыча очень крупной угольной шахты. Теплотворность добываемого газа на 25 процентов выше теплотворности угля. Если потребуется, то простым нажатием кнопки можно будет перевести шахту на выработку энергетического газа для топки паровых котлов окрестных заводов и электростанций. /…/

   Лисичанская станция «Подземгаз» располагается на ряде угольных пластов. Она охватывает их на протяжении шести километров. В глубину она так же, как и угольная шахта, может идти «до дна». Всего, по данным предварительной геологоразведки, - шестьдесят восемь миллионов тонн угля. Стало быть, станция сможет действовать 136 лет!

   Этого срока более чем достаточно для того, чтобы возле одной станции построить и другую, и третью, и четвёртую… Таким образом, в перспективе перед нами открывается совершенно реальная возможность постепенной замены угольных шахт станциями «Подземгаз». Это стало уже делом практики. Период исканий и опытов закончен. Основные принципы газификации угля установлены. Идёт процесс промышленного освоения подземной газификации углей.

 

   Возле Тулы строится опытная станция газификации угля Подмосковного бассейна. В 1900 году Д.И. Менделеев указывал на возможное использование углей Подмосковного бассейна путём их газификации. Он писал: «Думаю даже, что…было бы весьма возможно и выгодно устроить большие газопроводные трубы до самой Москвы».

 

   Бывшие комсомольцы-аспиранты и студенты Донецкого углехимического института теперь руководят строительством всех станций: Скафа и Филиппов – в Горловке, Крючков – в Подмосковном бассейне, а Матвеев возглавляет трест «Подземгаз».

 

   Нет никакого сомнения в том, что «одна из великих побед техники», как определял её В.И. Ленин, вдохновлённая и организованная товарищем Сталиным, будет успешно завершена». /…/

 

 

Адрес для писем: erbu@ya.ru

 

Обновлено 23.04.2017

(Триумф и Горловка)