Лисичанская станция «Подземгаз»

 

   Небольшому шахтёрскому городку Лисичанску суждено было стать важным центром осуществления идеи Д.И. Менделеева о ПГУ. На одном из участков старой шахты начиная с конца 2-й пятилетки последовательно заложили 5 опытных панелей газификации. На глубине около 150 м разрабатывали свиту из 12 пластов каменного угля мощностью  0,4—1,2 метра (в среднем – 0,75). Углы падения пластов по простиранию колебались от 20-30 до 600. Угли марки «Д» давали выход летучих в 25-35%, золы – 6-16%; содержание серы – 1-5%, влаги – ок.15%. Теплотворность угля в пластах – 4500-5500 ккал/кг. К 1936 году были проверены все предлагавшиеся способы осуществления ПГУ. Кроме того, благодаря специальной буровой конторе (КОНБ), были достигнуты существенные результаты в разработке и освоении техники и методов наклонно-направленного и горизонтального бурения скважин. Результаты опытов позволили в 1936 году начать строительство опытно-промышленной станции, предназначенной для осуществления ПГУ с использованием парокислородного дутья и получения газа определённого состава с высокой теплотворностью, пригодного служить не только в качестве энергетического топлива, но и в качестве сырья для химического производства.

   О том, какое большое значение придавалось этой СПГУ и какие мечты с ней связывались, как мы помним, рассказано в брошюре «Пионеры подземной газификации»: ей пророчили аж 136 лет жизни.

 

   Генеральным проектировщиком выступило проектное подразделение треста «Подземгаз». Сметная стоимость станции превысила 33 млн. руб. Помимо обычного набора объектов СПГУ, для этой станции предусматривалось строительство крупной кислородной станции на базе импортных воздухоразделительных установок, мощной парокотельной и паропроводов, а также строительство газопровода диаметром 900 мм и протяжённостью 6 км для подачи вырабатываемого газа на завод «Донсода». Из-за недостатка финансирования и газопроводных труб сооружение объектов строительства сильно затянулось. Поэтому персонал станции не прекращал начатые ранее опыты, опиравшиеся на горные проходки.

   Запустить станцию удалось только в апреле 1940г. после освоения закупленных у немецкой фирмы "Линде - Френкель" крупнейших кислородных блоков производительностью по 3500 м3/ч кислорода. Первым директором станции стал Давид Моисеевич Немеровский.

   С подходом немцев к Лисичанску основное оборудование СПГУ было демонтировано и отправлено на Восток страны, подземные газогенераторы затопили водой, мелкое оборудование уничтожили. За 400 суток оккупации (с 10.07.1942) предприятие «Подземгаз», как и весь город, было полностью уничтожено. Восстановление началось с осени 1943г.

 

   25-я записная книжка Веры Кетлинской (2816-1-99), стр.31, запись воспоминаний П.И. Корнилова и П.В. Видуты:

   «… Мы вернулись после освобождения, откопали. Нашли электросвёрла, один насос, кабели в хорошем состоянии. Ещё шла война /…/ Откачали воду, и началась адовая работа – столько времени прошло, а температура была до 800. Работали голые, в одних трусах /.../ Взялись за восстановление кислородного цеха. Там же заложили костры /…/ начали давать газ /…/ Я и на Туле работал /…/ Что самое главное в шахте? – Горячиться нельзя!»

 

   На восстановление станции ушло почти 5 лет. Первые газогенераторы готовили шахтным способом, но потом от этого отказались. Впервые бесшахтную проходку каналов газификации осуществили на опытном газогенераторе №1 в 1947г. С освоением наклонного бурения горные работы сократились. Газогенераторы готовили комбинированным способом. Скважины были вертикальные, наклонные и наклонно-горизонтальные. Сбойку осуществляли гидроразрывом и огневой фильтрацией. Иногда применяли обогащённое до 40-60% кислородное дутьё, но устойчивое производство высококалорийного газа ПГУ осуществить не удалось. В 1948г. станция была оборудована на проектную мощность в 200 млн.м3 газа в год. Достичь эту мощность и несколько преодолеть её станции удалось начиная с 1961г. Хотя в отдельные моменты теплотворность газа поднималась до 1500 ккал/м3, средняя теплотворность не превышала 900 ккал/м3. В 1964г., после прихода в данный район природного газа, производство газа ПГУ начало сворачиваться.

 

   За всё время работы Лисичанской станции заводу «Донсода» и ряду местных котельных было передано порядка 1,7 млрд. м3 горючего газа со средней теплотворностью 900 ккал/м3 , что равноценно 218,6 тыс.тут.

 

   Однако на этом история предприятия не закончилась. Произошло редкое событие, напоминающее смену шкуры у змеи…

 

*

Лисичанский завод по производству кислорода и редких газов

  

 

     Лисичанская СПГУ превратилась в завод не сразу. Сначала импортная воздухоразделительная установка (ВРУ) затрачивала колоссальную электроэнергию на много операций по сжижению атмосферного воздуха. Затем полученную жидкость постепенно испаряли. Подавляющая часть компонентов снова возвращалась в атмосферу, омертвляя затраченные средства. Только часть газообразного кислорода смешивалась с воздухом, который мощные компрессора вдували в угольные пласты с целью превращения угля в подземных газогенераторах в искомый горючий газ. Впрочем постепенно был освоен отпуск внешним потребителям металлических баллонов с газообразными кислородом и азотом. Получаемые таким образом средства стали вкладывать в баллонное хозяйство и постепенно задумались над вовлечением в доход входившего в моду инертного компонента воздуха – аргона. В 1000 м3 воздуха содержится чуть больше 9 м3 аргона. Извлечение аргона стало серьёзной технической задачей, но впереди замаячили цели просто фантастической увлекательности. Подошло время освоения производства небольших примесей воздуха – криптона и ксенона, содержание которых в 1000 м3 воздуха составляет соответственно 1,14 литра и 86 см3!

 

 

   Сначала в СССР во Всесоюзном электротехническом институте (ВЭИ) в Москве было организовано лабораторное производство криптоно-ксеноновой смеси и её разделение адсорбционным и ректификационным методами. В начале 50-х годов ВЭИ уже организовал снабжение многих исследовательских организаций первыми отечественными образцами чистого ксенона. А затем в кислородном цеху Лисичанской СПГУ ВЭИ внедрил первую производственную установку для разделения криптоно-ксеноновой смеси адсорбционным методом. Это произошло сразу после изготовления установки в ВЭИ в 1956г. В последующие годы аналогичные установки (с некоторыми модификациями) изготовлялись в ВЭИ для ряда других предприятий страны, имеющих собственные ВРУ. Количество перерабатываемой смеси сначала не превышало 600 литров в сутки. Но в 1971г. в ВЭИ для Лисичанской СПГУ, превратившейся примерно в это время в завод редких газов, была изготовлена укрупнённая адсорбционная установка, рассчитанная на переработку до 1800 м3/год технической смеси, стекавшейся в Лисичанск со многих кислородных станций металлургических заводов.   

   Итак, начав производство редких газов в 1958г., СПГУ быстро покончила с планово-убыточной работой и стала давать значительную прибыль. Главными подразделениями стали кислородный цех, исследовательская лаборатория и установки наполнения и ремонта газовых баллонов. Изменились и хозяйственные связи. Редкие газы пользовались всё возрастающим спросом по всей стране и за рубежом. Завод специализировался на постоянном повышении качества продукции, привлекая потребителей высочайшей концентрацией отпускаемых газов. Не удивительно, что вскоре завод стал базовым партнёром Гипрокислорода при разработке ГОСТов на редкие газы и баллоны для них. Благоденствие завода продолжалось примерно 20 лет.

  

   Во второй половине 80-х годов завод редких газов больше не мог наращивать производство криптона и ксенона из-за того, что многие поставщики сырья под внешним влиянием начали переход на выпуск этих же газов (только не высшего сорта) на собственных установках. А вскоре, в связи с распадом СССР, дела на украинском заводе пошли ещё хуже.

   В России же в 1992 году сотрудники кафедры «Криогенная техника и кондиционирование» МГТУ им. Н.Э.Баумана основали ООО «Хром», специализирующееся на производстве редких тяжелых инертных газов – криптона и ксенона особо высокой чистоты, а также на разработке и изготовлении оборудования для получения газовых смесей и продукционных газов высокой и особо высокой чистоты, не имеющих аналогов в мире.

   Таким образом, Лисичанский завод кислорода и редких газов утратил мировой приоритет. Попытки освоить выпуск другой продукции, находящей сбыт на Украине, тоже не спасли дело. В конце 2011г. Лисичанск и округа превратились в зону бедствия: предприятия останавливались, люди оставались без работы и средств к существованию. В 2012г. завод редких газов уже не работал. Уцелело ли что-нибудь, или этот завод также разрушили и растащили, как и Донсоду?..

 

Адрес для писем: erbu@ya.ru

 

Обновлено 23.04.2017

(Триумф и Горловка)